Electronic Payment System

* * * О подделках "под Михаила Шемякина"

В последнее время стало известно о нескольких громких случаях подделок ЖИВОПИСНЫХ работ Михаила Шемякина. В связи с этим наши посетители все чаще задают вопрос о достоверности предлагаемых нами литографий.

Есть ли опасность купить у нас поддельный эстамп?

Короткий ответ

Короткий ответ на этот вопрос - нет.

Далее следует то, что можно сказать по этому поводу подробнее.

подделка шемякина

Обман бывает разным

Следует различать несколько видов, мягко говоря, "введения покупателя в заблуждение", когда он покупает эстамп (литографию, гравюру, офорт и пр.). Во-первых, это, конечно, прямой обман, т.е., собственно, подделка. Во-вторых, это контрафакт, т.е. неправомерное тиражирование. В третьем, весьма редком случае, покупатель получает в руки настоящий эстамп, но... с подделанной подписью. Есть и другие виды прямого и косвенного обмана1), однако к нашему случаю они отношения не имеют.

Подделка эстампа

Самый примитивный способ подделать эстамп -- это вывести отсканированное изображение на принтере. Путь борьбы с такой подделкой также прост: определить, что перед вами банальная распечатка, и отказаться от покупки. Человек, прежде державший в руках литографию, сделает это легко. Для остальных в предпоследней главе этой статьи я перечислю некоторые важные признаки подделки.

Еще более наивный способ прямого обмана -- выдать за эстамп типографский постер, отпечатанный офсетным способом. Правда , нам пока не встречались постеры с репродукциями произведений Шемякина. Но если упоминание этого способа вас не насмешило, также прочтите предпоследнюю главу.

Наиболее изысканной подделкой можно назвать попытку создать НАСТОЯЩИЙ эстамп (например, литографию или офорт), который бы в подражание оригинальному стилю художника представлял бы из себя его НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ. Именно так и поступили создатели живописных подделок Шемякина. Сам художник подтвердил, что никогда не писал этих произведений, но они скомпилированы с его вещей и носят узнаваемые признаки его стиля.

Однако литография, как и любой вид эстампа, окупается только своим ТИРАЖОМ. Изготовление тиража литографических или офортных оттисков является очень дорогим проектом. При этом рыночная цена одного оттиска невелика, она несравнима с ценой живописного полотна, да и круг покупателей эстампа очень ограничен. Экономический выигрыш несопоставим с риском, которому подвергал бы себя продавец. Ведь прежде чем его разоблачат, он должен продать не единичное произведение, а хотя бы небольшой тираж.

Сегодня существует практически только один художник, эстампы которого подделываются. Это Сальвадор Дали. В интеренете вы легко найдете предложения купить его гравюры, офорты, литографии и даже сериграфические принты (чего он вообще никогда не делал). И это действительно настоящие гравюры, офорты, литографии и пр., отпечатанные сотнями экземпляров. Определить подделку очень просто, открыв аннотированный каталог эстампов Дали. Правда, не у всех он под рукой... И эта торговля окупается благодаря гигантскому кругу известности и популярности Дали по всему миру. Даже Пикассо и Шагал2) пока не удостоились чести иметь рынок поддельных эстампов.

 

подделка литографии
Типичное для российского инета предложение купить оригинальную (!) авторскую (!!) литографию Кандинского (!!!) с подписью и номером за... 1201 рублей.

рынок подделок
Еще лет 30 тому назад на прилавках парижских букинистов лежали исключительно настоящие гравюры, офорты и литографии. Теперь ларьки переполнены постерами и дешевыми распечатками. Иногда они очень неплохо "стилизованы" под оригинальные эстампы. Это, впрочем, нельзя считать злостной подделкой, поскольку на ваш прямой вопрос продавец всегда даст честный ответ.

Контрафакт

Другой пример недобросовестного предложения от продавца эстампа -- неправомерно отпечатанная копия.

От самого Шемякина нам известно лишь об одном, довольно курьезном случае контрафакта, связанного с его литографиями. В 1990-е годы некая российская литографическая мастерская самостоятельно (т.е. без разрешения и уведомления автора) периздала популярную на Западе серию из четырех работ, посвященных балетам Стравинского. Поскольку контрафактная версия обошлась печатью всего в 4 камня, вместо 10-12, результат получился сильно несоответствующим оригиналу, (по словам самого художника "убогим и ужасающим"). Этого вполне достаточно, чтобы определить подделку: оттиски выполнены на простом "ватмане" (французские ателье обычно печатают на бумаге ARCHES или BFK RIVE), присутствуют только 4 цвета, причем несовпадение цветов при печати заметно простым глазом. Справедливости ради необходимо сказать, что издатели не пошли на подлог, и литографии распространялись без подделанной подписи.

Можно быть уверенным, что появление подобного "проекта" было возможно только на общем фоне нигилизма в сфере авторского права. Это было характерно для 90-х годов прошлого века. Сегодня трудно представить себе издателя, который рискнул бы вложиться в печать литографий без ведома автора. Общеизвестно, насколько сам Михаил Шемякин строг и справедливо беспощаден к попыткам вторгнуться контрафактом в пределы его творчества.

 

Шемякин. Весна Священная
"Весна священная" (аутентичный экземпляр).
Один из 4 листов, подвергшийся контрафактной атаке.
В интернет-каталогах часто ошибочно называется Rights of Spring (вместо Rite of Spring)

Поддельная подпись

Настоящая литография с поддельной подписью -- случай достаточно редкий. Как такое может произойти? На руках у печатника, издателя или галерейщика может оказаться часть тиража, на котором художник по какой-либо причине подписи не поставил (неудовлетворительное качество, экземпляры сверх тиража, неучтенные пробные оттиски и т.д.). Оттиски без подписи стОят немногого, если, конечно, это не Рембрандт или хотя бы Тулуз-Лотрек. Владелец этих листов оказывается перед моральным выбором: уничтожить оттиски, подарить, продать за бесценок, или... воспользоваться услугами каллиграфа и имитировать подпись. Цена листа при этом кардинально меняется.

Вообще-то в мире французского эстампа с вековыми традициями, устоявшимися моральными нормами и железными репутациями, такое представить себе трудно, однако вероятность появления подобного атрефакта среди мелких произведений чуть-чуть выше нуля. И при покупке стоит обратить внимание на подпись.

На этот случай в предпоследней главе мы публикуем несколько образцов подписи Михаила Шемякина.

 

подпись дали ранняя
Так выглядит ранняя (полная) подпись Дали. Однако чтобы увеличить объемы продаж эстампов под своим именем, мастеру пришлось ее очень сильно упростить:

подпись Дали
И этот вариант подписи (1970-е годы) не подделывали только самые ленивые фальсификаторы...

О провенансе

Наилучшей гарантией на рынке художественных произведений, конечно, является хороший провенанс -- достоверная информация о происхождении вещи. Это естественно для живописных произведений, стОящих десятки, сотни тысяч, миллионы... Эстамп -- более демократичная область рынка искусства, имеющая дело с произведениями в ценовых границах от нескольких десятков до 2-3 тысяч евро, они гораздо легче меняют владельцев, практически не подделываются. Сведения о провенансе эстампа заканчиваются обычно первичным рынком, т.е. печатным ателье, из которого тираж разлетается по мелким и крупным дилерам, коллекционерам, спекулянтам, или небольшими партиями в специализированные галереи эстампа.

Первичный рынок эстампов Михаила Шемякина закрыт уже довольно давно. Последние отпечатаны в начале 1990-х годов3). Последняя крупная партия литографий (по слухам) разошлась в конце 90-х, когда сын и наследник Жака Карпантье распродавал имущество папиной галереи. Сам Шемякин никогда не занимался продажей своих эстампов и даже в своей собственной коллекции имеет их далеко не все. Таким образом сейчас можно рассчитывать только на единичные экземпляры из личных и галерейных коллекций. Наша коллекция, фрагменты которой мы привозим в Москву, сформировалась в начале 2000-х годов, благодаря нескольким парижским дилерам и галерейщикам, предлагавшим нам внезапно появлявшиеся на рынке работы Шемякина. При приобретении мы считали гарантией их аутентичности несколько признаков: качество исполнения, бумага, подпись, знаки ателье, совпадение с опубликованными репродукциями. Наличие всех или нескольких этих признаков перекрывает по надежности любую "бумажную гарантию" провенанса.

 

ателье мурло
Ателье Мурло. Одно из старейших литографских ателье Парижа, в котором Шемякин отпечатал свои первые французские литографии, в том числе знаменитый цикл "Чрево Парижа". Сегодня не существует.

 

галерея Arenthon
Одна из наиболее известных парижских галерей эстампа "Arenthon". Сегодня закрыта и выставлена на продажу.

Элементарная экспертиза

Еще раз повторимся: для того, чтобы различить цветной литографский оттиск и принтерную распечатку, не обязательно иметь длительный коллекционерский стаж. Подержав в руках несколько раз в своей жизни цветные оттиски, вышедшие из под литографического камня, вы навсегда сохраните впечатление от своеобразного характера изображения и фактуры цветной литографии.

Однако даже экспертам свойственно ошибаться... Вот несколько важных признаков литографического оттиска.

   

БУМАГА.

В литографии используется бумага высокой плотности, В редких случаях применяются тонкие сорта бумаги (Japon), впрочем, также рассчитанной специально для литографического пресса.

Все известные нам литографии Шемякина оттиснуты на плотной белой бумаге, обычно плотностью около 300 г/м2. Это либо самая распространенная в литографии Arches, либо BFK Rive. Исключением является ограниченный тираж "Чрева Парижа", оттиснутый на бумаге Japon, но при этом также использовалась очень плотная разновидность этой красивой бумаги.

На полноформатных листах бумаги Arches обязательно читается водяным знаком ее логотип. На малых и средних форматах логотипа может не оказаться, поскольку для них лист бумаги режется на 2 или на 4 части4), и знак остается лишь на одной из этих частей. Эти дорогие сорта бумаги имеют матовую пористую поверхность, хорошо впитывающую именно литографские краски. Кстати, для офсетной печати такая бумага непригодна, цветные типографские постеры обычно печатают на мелованной (глянцевой) бумаге меньшей толщины.

 

бумага arches
Водяной знак на листе бумаги "Arches". Ставится в углу полноформатного листа 70Х55. Может не оказаться на форматах 1/2 и 1/4.

бахромчаиый край бумаги
Обратите внимание на бахромчатый край, характерный для дорогих сортов литографской бумаги. Печатник старается сохранить хотя бы одну сторону листа необрезанной, чтобы подтвердить аутентичность бумаги. Однако на малых форматах "бахромка" обычно срезается.

КРАСКИ.

Если вы посмотрите на ТИПОГРАФСКИЙ постер (или любую красивую картинку из глянцевого журнала) при небольшом увеличении, вы увидите, как она распадается на множество точек -- офсетный растр. Не вдаваясь в технические тонкости, просто отметим, что в художественной литографии вы этого эффекта не встретите5), каждый цвет всегда ложится плотным, ровным, безрастровым слоем, иногда напоминающим слой гуашевой краски. Из-за хорошей впитываемости краски на литографских отпечатках обычно матовые и не имеют блеска. В литографиях Шемякина, благодаря характерным для его работ сложным фактурам и фонам, эти краски носят особенно бархатистый характер.

Труднее объяснить видимое отличие литографии от распечатки с принтера или плоттера, хотя опытному глазу оно заметно сразу. Главное в том, что на принтере печать происходит ПОСТРОЧНО, и фактура заливки не зависит от границ цвета. В литографии же, где каждый цвет оттискивается своим камнем, вы можете увидеть едва заметную фактурную разницу на границе того или иного цвета. Кроме того предполагаемый фальсификатор встанет перед следующей технологической проблемой. Если он использует жидкие чернила (струйный принтер), ему придется применять специальные типы бумаги со впитывающей поверхностью, что сразу выдаст распечатку. А при печати твердыми пигментами (лазерный или другой твердочернильный принтер) появится блеск, лоснение, исчезнет матовый, бархатистый эффект литографических красок. К тому же бумага Arches вообще не подходит для принтеров и плоттеров, тем более если сохранить ее бахромчатый край.

 

   

ПОДПИСЬ ХУДОЖНИКА.

В случае с Шемякинской подписью это просто подарок для эксперта. Полностью и крупно написанная фамилия, уверенный и роскошный росчерк. Особенно эффектны подписи под большими листами, где художник пользуется мягким карандашом. Здесь подпись кажется элементом самого произведения. На листах малого формата (например, на квадратных листах "Карнавала С-Петербурга") художник использует обычно твердый карандаш, подпись здесь имеет скромные размеры с минимумом росчерков6). Почти на всех эстампах художник расписывался именем CHЕMIАKINE -- так транскрибируется его фамилия по-французски. Переехав в США, он сохранил французскую транслитерацию, но, подписывая живописные работы, стал опускать букву "Е" на конце (CHЕMIАKIN), поскольку с ней фамилия становилась неудобочитаемой для американцев (Чимиакайн?).

Кстати, подпись на литографии всегда ставится простым КАРАНДАШОМ. Можно по-разному объяснять эту традицию, но главная причина в том, что след карандаша на бумаге практически невозможно имитировать техническими средствами. Тушь, чернила любого цвета, спиртовые и водные пигменты фломастеров, пасты гелиевых и шариковых ручек, жидкие краски -- все это легко и достоверно имитируется либо прямо на оттиске, либо с помощью принтера или плоттера.

 

  образец подписи М. Шемякина
Несколько образцов подписи М. Шемякина на листах разного формата

НУМЕРАЦИЯ ЭКЗЕМПЛЯРОВ.

Также как и подпись, нумерация проставляется карандашом. Она имеет вид дроби, где числитель -- номер экземпляра, а знаменатель -- число отпечатанных листов (тираж). Помимо указанного тиража всегда существует некоторое количество вполне легально допечатанных экземпляров. Они либо обозначены специальными литерами, либо не нумеруются вовсе (достаточно одной подписи). Таких экземпляров обычно не более 10% от общего тиража. В нашей коллекции довольно часто встречаются листы с обозначением AP, EA, HC, т.е. из тех, что не шли в широкую продажу7). Подробнее об этих аббревиатурах здесь.

ЗНАК ПЕЧАТНИКА.

Важный признак аутентичности литографии. Некоторые особенно значимые проекты печатная мастерская отмечает своим рельефным штампом. Этот признак является достоверным подтверждением литографии, оттиснутой в соответствующем ателье. Впрочем, знак обычно отсутствует на оттисках малого формата и на некоторых оттисках среднего формата.

 

Мурло Нумерация экземпляров литографии
Рельефная печать ателье Мурло и нумерация экземпляра: лист №169 из тиража 225 экземпляров

ателье жобен печать
Рельефная печать ателье Клода Жобена (Графолит)

 

Заключение

Мы надеемся, что поддельные и контрафактные эстампы с роскошной подписью "Chemiakinе" так никогда и не появятся. Тревожат подделки его живописных работ. Однако у этой проблемы есть и другая сторона. Ведь появление подделок является не просто признаком РАСТУЩЕЙ ПОПУЛЯРНОСТИ Михаила Шемякина, но фактическим подтверждением его ИСТИННОГО ПРИЗНАНИЯ на Родине. С этим галерея искренне поздравляет нашего любимого художника.

Удачных приобретений.

©  Кристина Шолохова, Сергей Скрипкин. Галерея Литкабинет, 2010

Полная или частичная републикация возможна только после уведомления на (litkabinet@gmail.com) и при наличии линка на источник.

Ваши вопросы и отклики: litkabinet@gmail.com
Тел. +7 495 7680162

==============

Сноски:

1) Имеются в виду, например, манипуляции с ГОДОМ, когда эстамп был отпечатан. Это имеет огромное значение для гравюр XVI-XIX вв. (Дюрер, Рембрандт, Хогарт, Домье...), но не для нашего случая.

2) Пикассо и Шагал упоминаются, поскольку являются наиболее плодовитыми по количеству изданных с их именем эстампов. Но даже им не сравниться с Дали по популярности его гравюр и литографий.

3) Если не считать замечательный проект издания офортов по рисункам М.Шемякина к стихотворениям В.Высоцкого (осуществлено издательством Vita Nova 1994-2004 гг.).

4) Для французских литографий типичны форматы на основе полного листа Jesus 70Х55 см (с небольшими вариантами). Он делится на 2 и на 4 части. Кроме того в ателье Мурло Шемякин печатался и в суперформате Grand Aigle (Большой орел) -- 106Х75 см.

5) Исключением можно считать случаи, когда растр используется как художественный прием. Экстремальными в этом отношении можно считать эстампы Роя Лихтенштейна, где роль растра становится до абсурда доминирующей.

6) На ранних работах, выполненных в ателье Мурло ("Чрево Парижа" и др.), даже на больших форматах молодой Шемякин ставил пока еще скромную подпись небольшого размера и твердым карандашом.

7) В нашей коллекции довольно много таких спец/экземпляров, благодаря дилерам, которые работали напрямую с печатными ателье и скупали остатки их архивов.

© галерея ЛитКабинет, 2009 - 2017